Мария Гайдар (m_gaidar) wrote,
Мария Гайдар
m_gaidar

Categories:

Петь, вышивать и переделать мир

Мария Гайдар — о себе и о себе в политике



В субботу у нее политический Тулон. 26-летняя Мария Гайдар вступит в единоборство с руководством СПС, протестуя против роспуска партии, согласованного с властью.

Благо России, ее прошлое, настоящее, будущее всерьез обсуждается — в блогах, не в Кремле. Есть параллельная страна свободных мнений, а значит — людей. В этой стране Мария Гайдар давно вышла из тени отцовского имени. Она — участник политических дебатов, оппозиционных митингов, протестных маршей, последним из которых был Марш против ненависти.

Мы разговаривали на следующий день после ее 26-го дня рождения. И она предупредила сразу, встретились в момент переоценки: себя, своих ценностей и привязанностей.

Маму на работе жалеют. «Не волнуйся, Машу уже сняли и отвезли в милицию!» Услышав в трубке необъяснимую фразу, произнесенную голосом старшего сына, Ирина Анатольевна Смирнова (телевизор она не смотрела) закричала: «Откуда сняли?! Почему в милицию?!»

Ребята из «Яблока» и «ДА!», собравшиеся поддержать акцию на Большом Каменном, рассказывали: от растерянности милиционеры бросились отцеплять стропы, которые крепились на перилах моста. Товарищи по движению, чьи лидеры висели далеко внизу, над водой, пытаясь развернуть плакат «Верните народу выборы, гады!», кинулись спасать «протестантов».

Россия и не заметила, что у нее отняли право выбирать. Своей акцией перед окнами Кремля Мария Гайдар и Илья Яшин хотели крикнуть: «Держи вора!» Под мостом Мария Гайдар перешла от «ДА!» к «нет»!

 

 

Почему перестало существовать движение «ДА!»?

— Потому что наша базовая идеология была — позитивные действия и отказ от политики. Но мы начали ввязываться в политику: время изменилось, стали приходить взрослые люди 30 и 35 лет. Наступил кризис молодежности. Мы поняли: нужны перемены.

Власть сделала попытку загубить целое поколение. У нее характерная манера: ставить вопрос и как бы бросаться на ответ, если кажется, что он — честный.

Эгоцентризм —  род эпидемии среди ваших сверстников?

— Пожалуй. Эгоцентризм, благодушие, самоуверенность… Хуже всего с той частью поколения, на которую подействовала пропаганда. Они не видели Советского Союза, но могут по нему ностальгировать, не знают, кто такой Сталин, но готовы его полюбить, вроде он был крутым.

Как этого добились?

— Использовались яркие и недостоверные образы, возбуждались эмоции, не подкрепленные разумом. Мы всем покажем! Нет таких стран, Грузия и Украина! Американцы плохие, все нам в пику делают! Мы им ответим! Разворачивалась концепция мира в формате холодной войны. Евровидение — великая победа, футбол — великая победа, в этом же ряду — война с Грузией, где также важна победа. Подростковое сознание на государственном уровне было на ура воспринято подростками.

Неприлично любить Коэльо. Обсуждаем код, сигнал, по которому она и ее круг определяет «свой-чужой».

Есть такой?

— Да, две-три фразы, и сразу понятно. Политика, Путин, Солженицын

Кто в литературе вами любим страстно?

— Пушкин! Перечитываю и знаю наизусть. Булгаков. Люблю Шолом Алейхема.

Ксюша Собчак — собирательный образ ужасов. Листаю интернет и вижу: Гайдар в вечернем платье, Гайдар в гламурном журнале; если не знать героиню, возникает душный запах автопиара. Впрочем, одно Машино интервью называется «Я не Ксюша Собчак».

Зачем гламурная глазурь на черством хлебе начинающего политика?

— Затем, что гламур — часть борьбы с мифом о том, что оппозиция — это маргиналы, они страшные, живут в подвалах, никто их никогда не видел.

«Ксюша Собчак» — понятие или явление?

— В ней просто подтверждаются все негативные ожидания, которые есть у людей по поводу нашего поколения. Я не говорю, что корысть, пошлость, жадность — ее собственные качества, но она их олицетворяет…

Мы создали моду на оппозиционность молодых. Самым успешным политическим проектом «ДА!» были «Дебаты». На них обсуждались реальные проблемы, соединялись политики разных направлений и масштабов. Но когда дебаты стали аккуратно посещать провокаторы, владельцы клубов насторожились. После потасовки в «Гоголе» с участием милиции грянул скандал в «Билингве». «Я закрою дебаты, только если увижу во дворе танк», — сказал перед этим хозяин клуба. Но появился не танк, а группа агрессивных, отвязных молодчиков. Они перебивали ораторов, задирались, стали орать: «Зиг хайль!» В зале сидело человек 400. Атмосфера накалилась предельно. Все молчали. Встала девушка. Ее голос, скандировавший «Фашизм не пройдет!», подхватил весь клуб. Миг, когда ты встаешь, пока остальные сидят, однажды вполне может стать историческим: девушку звали Мария Гайдар.

Из-за чего переоценка?

— Раньше было ощущение, что можно пробовать, у тебя еще много времени. Сейчас ощущение: вот она, жизнь, началась, без черновика.

И ясно, что надо делать?

— Да. Выбирать содержание, а не форму, давать ответы, а не ставить вопросы, создавать команду и работать над программой, с которой можно прийти к власти. В общем, работать на победу.

Для чего?

— Чтобы жизнь стала лучше. Для всех. Мне кажется, это единственная достойная цель для работы.

Чтобы не было ощущения: на моей улице хорошо, а на соседней бездна: детей морят голодом, старики умирают от нищеты.

Логика программы такая: для роста экономики нужны инновации, значит, должны защищаться права собственности, снижаться коррупция, реформироваться компании-гиганты, которые живут государственным протекционизмом. Это первое. А второе, радикальная система образования.

Есть кандидаты в команду?

— Их надо искать. Философов, профессиональных аналитиков, которые умеют думать на государственном уровне. Их мало сегодня во всем мире — крупных личностей, которые умеют ставить большие вопросы и находить серьезные ответы. Но у одного писателя есть рассказ о женщине, в которую были влюблены трое мужчин, и один просто умирал от любви. Друг дал ему совет: начинай готовить свадьбу — и она придет. Так вот, я думаю: надо готовить свадьбу.

Обсуждали кризис с отцом?

— Конечно! Он считает его поводом для перехода к ответственной экономической политике. Уверена: лет через пять некоторые персонажи, которые вчера гордились близостью к Кремлю, постараются о ней забыть, как забыли те, кто был в коммунистической партии. Сейчас люди, которые там сидят, настолько временщики, что полностью утратили чувство времени.

Если выбирать четыре-пять главных глаголов, какие они будут?

— Думать. Верить. Бороться. Работать. Любить.

Я не могу ему дать того, что он заслуживает. В ней стало меньше прежней искристости. Замуж она вышла в 18 лет и, помню, убедительно защищала прелесть раннего брака. Но прошли годы, и они с мужем, могу предположить, изменились по-разному.

— …Я вдруг увидела, что он по-настоящему устал. Устал от отношений, от моей деятельности. После выстрелов в Столешниковом взмолился: ну почему  то кого-то бьют, то кто-то стреляет, что за жизнь такая?! Его все это стало раздражать. Что активисты спят на кухне.

Да, испытание тяжкое. И часто?

— Бывало. Сначала у нас не было офиса, все приходили ко мне домой, мы многое делали на коленке. Однажды он вернулся с работы, вошел в кухню, чтобы выпить кофе, а там, на полу, лежит незнакомый человек и мажет ногу мазью Вишневского...

Может, вы просто сильнее?

— Нет, он сильный человек, но его жизненная стратегия другая. Его сила (и слабость) в том, что он умеет полностью игнорировать проблему. В итоге мы сказали друг другу: поженимся снова, если захотим.

Шопинг я ненавижу. Когда вернулась в Москву (жила с мамой в Боливии), поняла: недостаточно знает математику и не умеет кататься на лыжах. Математику выучила так, что собиралась на мехмат, лыжами и коньками овладела в совершенстве. Влюбилась в шахматы — страсть довела до уровня разряда. Решила выучить английский — барьер был взят за год. Начатое доводится до блеска. Но при этом ее руки заставляют вспомнить «Женщину с горностаем» да Винчи.

Вы этими руками вообще что-то делаете?

— Да, кладу посуду в посудомоечную машину, белье в стиральную, убираю, глажу. Люблю писать красками. И вышивать.

Шмотки покупать любите?

— Есть мультик про смешных космических людей. И там машина, которой задают вопросы, а что было бы, если… Одна девушка спрашивает: что было бы, если б я была более экстравагантной? В ответ у нее на попе появляется еще одна розовая полоска. Шмотки покупать скучно.

А что интересно?

— Учиться очень интересно. Общаться интересно. Я люблю людей, люблю с ними разговаривать.

Поэтому согласились работать на «Эхе Москвы?»

— Потому, что это возможность больше узнать, больше понять. И еще. Когда привыкаешь говорить, теряешь умение слушать. Я очень боюсь потерять свой слух…

Она пишет диссертацию на тему «Демография и экономический рост». Мечтает научиться петь. Верит, что милосердие — способ пережить политическую зиму. На собственные деньги объезжает регионы, чтобы убедить участников сохранить партию СПС. Она готовится дать бой взрослым дядям, которые давно усвоили: условие комфортной жизни в политике — играть по правилам.

Если бы Америка в 2000-м узнала, кого выберет президентом через восемь лет, не поверила бы.

Если бы Россия весной 1999-го узнала, кого выберет президентом через год, не поверила бы.

Сейчас, осенью 2008 года, поверьте: есть перспективная личность. Мария Гайдар, дочь реформатора, уважаемого российской интеллигенцией и ненавистного российскому народу, обладает семью качествами, необходимыми политику будущего: умом, отвагой, образованностью, целеустремленностью, способностью к состраданию, трезвостью и чувством юмора.

A propos: и не надо подсчитывать. Не проплачено. Мы считаем Марию Гайдар лидером надежды и намерены следить за ее ростом.

Марина Токарева
обозреватель «Новой»


http://www.novayagazeta.ru/data/2008/84/16.html

Tags: интервью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments