November 18th, 2008

О съезде СПС и Никите Белых

1. По той информации, которую дает Гозман, может сложиться впечатление, что решение о роспуске СПС было принято практически единогласно. Это не так, давайте посчитаем. Им нужно было 74 голоса ЗА. Было два момента когда они были близки к поражению. Первый, когда чуть не прошло решение о тайном голосовании. Оно не прошло и очень интересной арифметикой. В зале было 80 человек, за тайное проголосовало 36 человек, а против тайного они насчитали 60, хотя в зале было 80 человек.

2. Когда они поняли, что в зале 80 человек, они поняли что их решение не проходит т.к им надо было 74. Куда разошлись их делегаты, не знаю, - кто-то не захотел голосовать и ушел, кто-то сидел в буфете, - что еще раз говорит о том, каким образом они отбирали делегатов. Тогда Гозман–Надеждин объявили перерегистрацию. Это, конечно, незаконно. Один съезд - одна регистрация, на то она и проводится. После этой перерегистрации появились новые ранее не замеченные люди. Я была с утра в мандатной комиссии, пропустила все выступления, потому что мы бодались за каждого делегата, а тут - новые люди.

3. Я пересматривала запись, там есть люди, которых не было при регистрации и один и тот же человек вставал на разные фамилии!!

4. И это не говоря о тех фальсификациях и нарушениях которые проходили при подготовке к проведению конференций. Один храбрый молодой человек с Алтая Михайлов Сергей Сергеевич совершил личный подвиг, сам встал и сказал, что его протокол сфальсифицирован полностью им самим и никто его не проверял. В беседе с Максимовым он говорил, что пойти на фальсификацию его заставило руководство партии.

5. По всем регионам были колоссальные нарушения. Съезд был нелегитимен, прошел с огромными нарушениями при подготовке, прошел с нарушениями в момент проведения. Я буду оспаривать его в суде.

6. Хотела еще сказать пару слов о Никите Белых. Он несет полную ответственность за то, что произошло. Он не просто ушел и не мешал членам партии сделать то, что они и так хотели. Он ходил и УГОВАРИВАЛ людей вступать в кремлевский проект, распространял заявление о том, что единственный путь - это сотрудничество с властью. На мой вопрос, зачем он это делал, он сказал «не на кого было партию оставить, все равно большинство хотели в кремлевский проект». Это не так, даже при этом раскладе им приходилось это решение протаскивать. Это решение о роспуске прошло голосами людей, которых уговорил Никита.